Окрас лабрадора . Marry Roslin Williams.

Перейти вниз

Окрас лабрадора . Marry Roslin Williams. Empty Окрас лабрадора . Marry Roslin Williams.

Сообщение автор OSCAR/OLVEN в Сб Дек 19, 2009 4:33 am

Marry Roslin Williams
Reaching For The Stars( Formerly Advanced Labrador Breeding), глава 12. Окрас.



Великой Герцогине Lorna Howe приписывают высказывание - ‘Лабрадор – черная собака’, когда ее друг упомянул в ее присутствии о желтом Лабрадоре и на протяжении многих лет она, казалось, придерживалась этого, хотя позже она все-таки добавила желтого лабрадора в свой питомник. У меня никогда не было ощущения, что она любила их, но как-то в более поздний период ее жизни она сфотографировалась с одним из них в компании черных, но, как бы там ни было, все ее великие собаки были, черными. Несмотря на это я думаю, что мы должны признать теперь, что странный желтый окрас проникал всегда во всех отношениях в черные питомники, и старые заводчики и держатели собак предпочитали их утопить в ведре и сдерживать свое радостное возбуждение по этому поводу. Есть также, вероятность, случайного появления, печеночного окраса собак с цветом буйволовой кожи, (buff - в точном переводе с английского означает цвет буйволовой кожи, этот оттенок темнее, чем blond), которые могли быть желтыми, или печеночными. Однако это – догадка.

В начале двадцатого века один или два заводчика, такие как Radclyffes и г-жа Wormald увлекались желтыми лабрадорами и разводили их. Это было даже до начала первой Мировой Войны, хотя, в действительности, они не были признаны в своих правах в течение нескольких лет. Г-же Wormald предлагали, конечно, принять участие с одним из них. Не смотря на то, что ее желтый лабрадор Knaith стал победителем шоу, она не воспринимала его как настоящего представителя.
Естественно, в 1930 году Lady Ward из Chiltonfoliat Labradors занималась разведением и пыталась вывести породистую линию печеночных лабрадоров, но они не очень быстро получались, как желтые, хотя несколько заводчиков целенаправленно разводили их между и после двух войн. Печеночные только недавно обрели популярность. Я, по существу, была первой судьей, кто вручил СС печеночному Лабрадору. Это была Сh.Cookridge Tango, первый печеночный чемпион и эффектная сука, отвечавшая требованиям любого стандарта.

Сегодня всеми признаны Лабрадоры трех окрасов – черные, желтые и печеночные (так популярно, называемы шоколадными).
Но, фактически, имеются и были лабрадоры других окрасов. Когда я стала заниматься разведением Лабрадоров впервые в 1939 году, мне было известно, что в черных породистых линиях редко встречались белые Лабрадоры, я имею ввиду настоящие белые, а не бледно кремовые. Эти Лабрадоры появлялись очень редко по линии Ch.Durley Deech, который был единственным кобелем, носившим этот ген. Я помню, как однажды я увидела одного лабрадора во время войны. Это был правнук, Ch.Durley Beech, очень красивый кобель, самый белый из чисто белых, без каких-либо оттенков кремового нигде, ни на кончиках ушей, ни чуть выше скакательных суставов. Пигмент был черным, как смоль, и собака выглядела черной во всех отношениях. Кожа была розовой. Несколькими годами позже, к моему изумлению, в моем питомнике в черном помете появился такой же. Это была черная собака по всем поведенческим признакам с тем же самым черным, как смоль пигментом, и что еще более важно, с цветом глаз черного Лабрадора (я понимаю, что это звучит странно, но между глазами желтого и черного есть различие, независимо от оттенка или тонов).

Меня как-то однажды учили, что нет ничего белее, чем белое перо хвоста вальдшнепа, что я полагаю является правдой; узнав о белом щенке Лабрадоре, газета «Таймс» поместила его фотографию, на которой он выглядел желтым, хотя, в действительности, он был белее снега. Я сравнивала его цвет с пером вальдшнепа и обнаружила, что они точно подходят по цвету. Это был самый чистый из чисто белых. Щенок ‘Blanco of Mansergh’ вырос в красавца и был куплен за свою уникальность очень знаменитым заводчиком других пород собак. Он жил много лет и никогда не проявлял никаких признаков самых слабых оттенков, даже самого бледно- кремового. Он был тоже потомком Ch.Durley Beech.

Лишь недавно мне дали Энциклопедию Frank Towned Barton, которая проливает свет на детали кровной линии белых Лабрадоров в Шотландии, владельцем которых (он же заводчик) был Austin Mackenzie из Каррадала в Аргилшире. Они появились от «Sam», дед которого был «Stag» - отец знаменитого «Flapper», таким образом, происходя из рода черного Buccleuch.

Три помета от Sam (Сэма) были почти полностью цвета буйволовой кожи, за исключением одной суки, которая была белой. Она была повязана в последствии с Blanco, владельцем которого был Лорд Лонсдейл, от голубовато-белого Ben (Бена) майора Рэд- клифа. В результате скрещивания появились восемь белых щенков, и окрас сохранился. Эти белые Лабрадоры находились исключительно в Каррадале, и их редко можно было увидеть.

Это описание голубовато-белого кобеля точно сходится с окрасом кобеля Blanco of Mansergh, который я вывела сама без следа кремового цвета. Г-н Mackay Sanderson, авторитетный специалист по родословным Лабрадоров, опубликовавший в журнале «Our Dogs» материал после смерти Lord Lonsdale писал: «Он владел многими знаменитыми образцами, из которых Бланко (Blanco) сын Бена (Ben) майора Radclyffe’s может быть отобран за отличия, этот кобель является поворотным фактором в эволюции белых, которые получали много внимания от общественности время от времени».

Я переписывалась с Mackay Sanderson незадолго до его смерти на предмет белых лабрадоров и он подтвердил тот факт, что мы говорили о чисто белом окрасе, как в случае с Мареммо-абруццкой овчаркой, а не о какой-то бледно-кремовой. Кnaith Bride г-на Wormald’s была очень очень бледно-кремового окраса, но не белого, а кремового оттенка. Между прочим, ее кожа были розовой с синими пятнами, как у далматина.

Ещё один окрас, который редко встречается, принадлежит так называемому «Hailstone» Лабрадору с черными пятнами и белыми крапинками. Когда я была молодой, эти лабрадоры были очень обожаемы, потому что, полагали, что они очень старых чистых кровей родом из Солвэй. Lady Howe сама спрашивала меня, не разводила ли я таких собак когда-нибудь для себя, так как у них была всегда правильная шерсть, тип и характеристики. Однако, когда я все-таки вывела собаку, я обнаружила, что на нее смотрят с подозрением другие заводчики, и, что современные судьи, не рассматривают ее; стандарт гласит, что окрас не должен быть пятнистым, поэтому, как бы она мне нравилась, мне пришлось продать ее как домашнего питомца; я переживаю проявленную мною слабость по сей день. «Они» были не правы, и теперь я это знаю: мне следовало держать ее у себя.

Я помню одного из Hailstone Лабрадоров, продемонстрированных на Крафте старым г-ном Dawson, держателем из Ангертона. Лабрадор завоевал несколько первых мест, а Lady Howe вышла на ринг, погладила собаку, осмотрела ее со всех сторон с большим интересом и одобрением. Я думаю, что я могу сказать без ошибки, что это естественный окрас Лабрадора, если бы не современная практика; и я, действительно сожалею, что он не признан таковым до сих пор. Покойный г-н Tom Dinwdddie был последним заводчиком, у кого они были, насколько я знаю, и держал двух последних, выведенных им по день своей смерти. Но это был человек старой школы и он знал, что они будут «в порядке». «Snowstorm» Лабрадоры с большими белыми хлопьями также появились на Солвэйе(см.Лист 18).

Другие окрасы, которые создают для нас сегодня проблемы, - черный с желтовато коричневым и «splashed» Лабрадоры, которые для меня темно-синие. В том случае, если вы никогда не видели забрызганного щенка, это слово точно описывает картину. До четырехмесячного возраста «забрызганный эффект» никак не проявляется, а поскольку он начинается с боков и с внутренней стороны конечностей, то не сразу заметен. Выведя щенка однажды в дождливый день, вы пытаетесь его просушить по возвращении, а, к вашему удивлению, грязь полностью не сходит. Вы трете и трете, и, в конце концов, рассматривая «брызги» более тщательно, обнаруживаете, что это цветные пучочки волос, главным образом, точно под цвет грязи или редко золотистые. Для владельца это – настоящий шок, если он не видели этого раньше, и он понимает, что щенок не чистых кровей. В некоторой степени они правы, потому что это своего рода наследственный возврат к прошлому, к волосатому предку, хотя к очень и очень далекому.

Я убеждена, что Лабрадор, будучи выведенной породой неизвестного происхождения, носит в себе всякую кровь, и что время от времени гены встречаются, и происходит генетический возврат к прошлому. Как ни странно «забрызгивание» окраса происходит, когда сильная черная кровная линия вяжется с определенной желтой линией, которая происходит из Шотландии, хотя достоверно установить этот факт очень сложно. Мои сильные урожденные черными племенные кобели имели подобное отклонение, когда вязка протекала с черными с большим содержанием желтого, или с желтой сукой, но в каждом случае я знаю с какой; за сорок с лишним лет пока я держала племенных кобелей я встречалась лишь с шестью или меньшим числом «забрызганных» щенков, и в каждом случае эта шотландская линия проявлялась в родословной суки. Мои лабрадоры такой линии не содержат. Я разводила своих собственных кобелей и сук, вязав их близко друг с другом и никогда не производила ни одного с подобными дефектами; на самом деле один такой появился тогда, когда я вязала черную суку с посторонним черным кобелем, который носил в себе шотландскую кровь в седьмом поколении. Однако немало заводчиков позволяют «забрызганным» щенкам подрасти и обычно их продают как домашних питомцев с более низким качеством, но при этом предупреждая будущих владельцев, что они прекрасно воспитаны и будут удовлетворять их любым, присущим для Лабрадоров, образом. Атавизм - безвреден, но использовать собак для дальнейшего разведения не имеет смысла, так как дефект проявится снова.

В то время как я не очень обеспокоена «забрызганнами» щенками, я вовсе не люблю черных с рыжими подпалинами, а так как рядовые люди, похоже, не видят различий, я постараюсь их описать. Это – Лабрадор, у которого имеются отметины на конечностях, щеках, глазных впадинах и грудине разнообразного окраса, либо такого темного, что он едва различим, за тем исключением, когда собака находится при специальном освещении, либо слишком ярким, вплоть до красного, как у сеттера или у голдена. Для меня это не давний атавизм и совершенно не лабрадорский. Мне он просто ненавистен. До известной степени я бы пожелала увидеть собаку, которая помечена самым ярким пятном, потому что тогда метка становится очевидной, и ни один заводчик в здравом смысле не станет использовать ее для разведения. Отметины, точно соответствуют настоящим породам черного с рыжей подпалиной, таким как у Гордона Сеттера, Добермана, Ротвейлера или Манчестер Терьера и смотрятся ужасно. Я совершенно уверена, что Лабрадор с такими дефектами неправильно выведен и сравнительно недавно, и тут не могло не обойтись без участия Ротвейлера или Добермана во время Второй Мировой войны или после.

Много чужой крови примешалось в это время, порой случайно, а порой преднамеренно. Для того, чтобы произвести и «улучшить» некоторые позиции, а поскольку штамп Лабрадора хорошо адаптирован, они могли сойти за чистых Лабрадоров. Только по плодам мы узнаем их, и эти черные с желтой подпалиной некоторые из них,- я уверена, плоды зла.

По-моему, их следовало бы умертвить во время рождения, потому что ярко помеченные уже заметны в гнезде – рожденные с признаками Гордона Сеттера, т.е. подпалины по диагонали морды, внутри ушей, вокруг каждого глаза, которые более отчетливо проступают, когда небольших размеров, с желто-коричневыми конечностями ниже коленных и скакательных суставов. Я утверждаю, что от них следует избавляться, потому что я подозреваю, что с недавних пор в них течет кровь охранных собак, таких как Ротвейлер и Доберман, и поэтому, по всей вероятности, они имеют темперамент не столь дружелюбный как Лабрадоры. Нет ничего более опасного, чем кобель Лабрадор, скрещенный с охранной собакой, независимо от того немецкая ли это овчарка или любая другая служебная порода. Вы обращаетесь с ней, как с Лабрадором и позволяете с ней вольности, а в ответ агрессия.

Поэтому в то время, как нам не следует особо впадать в уныние по поводу «забрызганных» щенков, позаботившись лишь о следующей вязке вашей суки, я остерегаюсь черных с рыжими подпалинами Лабрадоров, как породы с ненадежной психикой, и я считаю их опасными.

Есть еще один окрас, о котором я слышала, но никогда не видела. В старые времена на слуху, были голубые или серебряные Лабрадоры с темной полосой или полосами вниз по спине. Как бы там ни было, помет таких собак появился недавно в достойном уважения питомнике, в руках хорошего заводчика, который знал, что никакого мезальянса не было.

Заводчик сделал несколько цветных фотографий помета, в котором лежали серебряные щенки – все с отметинкой: с темными полосами, такими как у полосатой кошки Тобби. Мы все были и ошеломлены, и очарованы, многие путались в догадках, относительно того какими станут щенки. Некоторые из нас угадали правильно, они постепенно превратились в черных, хотя все были настоящего светло- серебряного окраса. Однако даже в черном Лабрадоре существует черный и другой черный. Мне не пришлось увидеть этих щенков взрослыми, чтобы узнать с каким оттенком черного окраса они стали, то ли матового свинца, как я предполагала, то ли настоящего черного.*

Говорить об этом однако странно, хотя бы потому, что никто не проводил, насколько я знаю, никаких исследований ни по части черного окраса Лабрадоров, ни по части их желтого многообразия, хотя американцы, по крайней мере, исследовали печеночный окрас и его шоколадные оттенки и разнообразную гамму цвета глаз. Но к этим трем: черному, желтому и печеночному, необходимо добавить еще один - окрас подшерстка; это была большая, дорогостоящая и трудная задача, которая будет невыполнима, если не прибегнуть к помощи компьютера.

Все что нам сегодня определенно известно (не будучи ученым я полагаю, что я могу использовать то слово, которое они не пожелают) это то, что черный - доминантный по отношению к желтому, что печеночный рецессивный по отношению к черному и действует как доминантный по отношению к желтому. Это всё, что нам нужно. Желтый окрас является рецессивным по отношению ко всем.

Я также знаю или считаю, что чем сильнее черная линия, тем больше у вас возможностей получить приглушенный черный, который будет с оттенком темно-коричневого во время линьки или после родов. Мои черные проводят большую часть времени коричневыми, что меня сильно раздражает, но окрас становится лучше, как только они получают дозу желтой крови. Это влияет на получение яркого, черного как смоль, окраса. Но окрас еще не все. С улучшением его яркости шерсть становится несколько другой, значительно реже становится подшерсток. Я думаю, что по этой причине во время судейства редко встречается настоящий подшерсток, так как в большинстве черных Лабрадоров немедленно проявляется желтый, хотя в некоторых случаях у желтых тоже хороший подшерсток. Но в целом у желтых он варьируется в значительной степени: у некоторых замечательные, у других их совсем нет, а у третьих настолько хороши, как у чистокровных черных. Шоколадные, с другой стороны, обладают самыми лучшими подшерстками из всех, чему я совсем не удивляюсь, потому что я думаю, что этот окрас с, возможно, другими вещами происходит от Chesapeake Bay Retriever, у которого наряду с этим окрасом еще и желтый (который называют мертвая трава) У чесапиков всегда густые подшерстки. Я не припомню случая, чтобы не выразить своего восхищения по поводу густого подшерстка у печеночных Лабрадоров во время судейства, а также явного разделения между двумя слоями шерсти, которое, вероятно, хорошо заметно, благодаря подшерстку, контрастирующему по окрасу. Это разграничение выделяется четче, чем у черных, у которых подшерсток тоже черный
Я видела несколько раз чисто-белый подшерсток у черного Лабрадора ( я сама владела одним таким), а также много с мышиным и даже медным или кирпичным окрасом на моих черных собаках. Но самый большой шок, который я когда-либо испытала, пришелся на чемпионат в (Welsh Labrador Club) Уэльском клубе Лабрадоров, где мое внимание привлекла со стороны ринга миленькая ярко желтая сука с прекрасным верхним слоем шерсти, который должен, по возможности, иметь каждый Лабрадор. Я была уверена, что под ним лежит супер-реальный старомодный подшерсток. Когда эту суку сняли с соревнования, я позвала ее к себе и попросила разрешение осмотреть шерсть. Когда я отвела верхний слой назад, хороший густой мандариново-шоколадный. Я потеряла дар речи, увидев подшерсток, укрывавший ее, – он был сплошь свинцово-черный. Это почти, я уверена, уникальный случай. Поработав с разнообразными неортодоксальными окрасами, некоторые признаваемые как «годные» зрелыми заводчиками Лабрадоров, другие нежелательными и, очевидно, неправильными, я хочу сказать несколько слов о признаваемых окрасах на сегодня, памятуя о том, что сказано на этот счет в Стандарте – «другие сплошные окрасы допустимы».*

Начнем с черных. Тут много не скажешь за исключением того, что чем чернее кровная линия, тем большая склонность к коричневатому оттенку во время линьки шерсти, а так же, чем тяжелее и правильнее подшерсток, тем более тусклым становится черный окрас. Черные как смоль, яркие Лабрадоры редко имеют подшерсток. Но даже черные Лабрадоры с коричневатым оттенком никогда не должны клеймиться как черные, с рыже-красной подпалиной Гордон Сеттеров. Из «коричневато»- черных во время линьки они потом не станут другими – их головы, конечности, хвосты останутся черными, а те же самые места у черных с рыже-красной подпалиной останутся красными или с подпалиной.

Серебристые или пурпурно-коричневые щенки в гнезде превратятся в черных и это общепризнанный факт в черных кровных линиях.
Серые или белые метки с размер большого пальца на пятках черных всегда свидетельствуют об отличной шерсти и очень хорошем типе. Мне очень нравятся такие метки на моих черных Лабрадорах. Я также ищу и приветствую белые корни в собачьей верхней шерсти и особенно на одной третьей длины собачьего хвоста. Lady Howe писала в журнале « Our Dogs»: «Что касается мышиного или серого окраса у щенков, это также означает типичную шерсть Лабрадора. Мой Banchory Danilo имел серый окрас по бокам и на задней части, когда был молодым. В лучших кровных линиях корни волос на хвостах часто белые». А г-н J. C. Severen добавляет: «Все лучшие Лабрадоры, которых я когда-либо знал (черные) имели мышиный подшерсток и многие из них показывали много серого в корнях своего подшерстка». Я должна сказать, что это как раз та шерсть, которую я всегда любила больше в моих собственных собаках – черных Mansergh, хотя мне иногда говорили, что я не права, но с такими авторитетами, которых я процитировала, я всегда стою на своем, утверждая, что Лабрадор, действительно, может иметь белые корни, пурпурных или серо-черных щенков, мышиный или контрастный подшерсток. А я сама люблю серые пятки: они являются продолжением подшерстка.

Теперь о желтых. Тут мы встречаемся с огромным разнообразием оттенков и тонов, а также пигментов и цвета глаз; это само по себе требует изучения. Обычно рабочий люд предпочитает красных и золотистых, а люди, имеющие дело с шоу, и владельцы домашних животных тяготеют, как мне кажется, к кремовым светлых оттенков. Все, конечно, подпадают под категорию желтых и никогда золотых (знак невежества), потому что термин золотой был дан Золотому Ретриверу в 1925 году для того, чтобы избежать путаницы; вследствие чего все Лабрадоры от кремовых до красных становятся желтыми. Желтые щенки или щенки цвета буйволовой кожи, кажется, появились в черных во всех отношениях пометах достаточно давно. На портрете г-жи Josephine Bowes и «Бернадина», который находится, в музее Bowes в Бернадине почти безошибочно можно увидеть типичного желтого Лабрадора, запечатленного около 1848 года.

Первое фактическое упоминание о желтых щенках, насколько я знаю отражено в Практической книге о собаках , автор Edward C. Ash, который пишет на стр. 102, что в «1876 году Д-р Bond Moore, известный заводчик Лабрадоров, получил пару щенков золотистого окраса в помете, - дело особого интереса в это время». Конечно, желтые появлялись в черных пометах уже в 1870 году. Майор Radclyffe несет ответственность за их распространение, их брали из его породистой линии от кобеля Ben of Hyde или Hyde Ben, или даже Radclyffe’s Ben на исходе века и еще порядка десятилетия или более, потом. Три имени, которые связаны с ранним развитием желтых – ‘Zelstone’ (The Radclyffes), ‘Knaith’ (Major & Mrs.Wormald) и ‘Braeroy’ (Capt & Mrs. Macpherson). Все три питомника занимались разведением желтых, исключая черных, и были в состоянии выращивать не только чемпионов на ринге, но и одерживать победы над черными в ходе испытаний. Желтые лабрадоры обязаны трем женщинам Audrey Radclyffe, Veronica Wormald and May Macpherson за организацию постоянно действующего питомника по их выведению. Благодаря их усилиям желтые лабрадоры доминируют на выставочном ринге сегодня. Очень важно, что два чемпиона из шести в двоеборье – желтые. Это – Dual Ch.Knaith Banjo и Dual Ch.Staindrop Saighdear. Как это ни странно, г-жа May Macpherson также несет ответственность за появление печеночного окраса (или шоколадного, как он теперь называется), ее сука Braeroy Randy (желтая) произвела Derry of Chiltonfoliat и еще одного печеночного щенка в одном помете. Чемпион по Полевым Испытаниям F.T Ch.Haylers Defender, кажется тоже был в состоянии производить печеночных и Мисс Wills с (теперь г-жа Halstead Metesford Labradors) вывела несколько щенков которые были его внуками. Я не знаю ничего о печеночных потомках Haylers Defender, но мне говорил капитан Macpherson, что он всегда верил в то, что один из Chesapeake стоит за спиной печеночных, которых они вырастили. В замечательной книге «Легенды о Лабрадорах», автор Nancy Martin’s, капитан Macpherson также намекает на это же, упомянув производителя по кличке «Clyde» из Увестерн Риверз, как возможный источник крови Chesapeake; это была именно та собака, в которой текла чужая кровь, и о которой мне рассказывал капитан Macpherson.

Во многих ранних работах о печеночных щенках упоминалось, о перевернутой шерсти, и это нашло свое подтверждение. Когда я сама использовала линию Braeroy, я вывела щенка (черный) с шерстью Chasepeake (Чесапик) и похожей внешностью. Гос-жа Macpherson, увидев, щенка нисколько не удивилась, просто сказав, что это было своего рода возвращение к предкам Chesapeake, что она сама вывела одного или двух подобных, только желтых.

Это принималось как само собой разумеющимся, хотя ранние печеночные Лабрадоры обычно происходили от Пойнтеров, которые в то время жили в больших охотничьих питомниках и содержались вместе с Лабрадорами. Отсюда пошли расхожее «отвратительные морды», а также желтые глаза и недостаток пигмента в них. Действительно, они выглядели отвратительно и не имели никаких шансов на то, чтобы быть использованными.Но после Второй Мировой войны неожиданно произошли перемены, причиной которых стало скрещивание с Flatcoat без огласки, намеренно. С этого момента мы начали получать очень привлекательных печеночных или шоколадных и их популяция увеличилась количественно. Вскоре стал появляться очень хороший тип, так как заводчики, не зная сами того, убрали длинную шерсть с конечностей и другие, присущие черты Флэтов. Такие щенки неожиданно для самих заводчиков появились в пометах, главным образом, черного окраса. Я помню, как вскоре после этого в Крафте Леди Joan Hill-Wood, перевесившись через балкон вместе со мной, сказала: « Это с какого же времени нам пришлось подрезать шерсть на конечностях и задней части у наших Лабрадоров?» и, рассмеялась, когда я ответила: «Мы все знаем, с какого». Ну что ж, ни она, ни я не имели никакого отношения к этому небольшому ауткроссингу, но слишком темные глаза и длинная шерсть на конечностях потребовали много времени для их удаления. Как бы там ни было, но один из лучших кобелей Флэткоат был использован, и в скрещивании с лабрадорами. Кроме этих небольших неприятностей и небольшой перемены в темпераменте, он привнес в породу больше пользы, чем вреда. Но считать шоколадных Лабрадоров чистыми – далеко не так. Окрас пришел от Пойнтеров, Чесапиков и позже от Флэтов.

Несмотря на то, что исследования по окрасу не проводились и, возможно, никогда не будут, мы продолжаем двигаться нестойкой походкой вперед, без помощи, и обычно неплохо управляемся. То, что мы знаем это – два желтых никогда не произведут черных щенков, и если они произведут, вы можете поспорить, что где-то что-то не так; чтобы сохранить пигмент в желтых, время от времени нужно вводить кровь от черных однако опосредованно; если вы собираетесь получить печеночных, вы не должны вязать печеночного с желтым, иначе вы можете получить плохой окрас шерсти и пигмент, а также светлые глаза, вы также должны вводить черных для поддержания окраса, пигмента и цвета глаз в норме. Я хочу сделать добавление к выводам: если вязать черных с черными постоянно, вы обретете коричневатый оттенок, когда шерсть будет в линьке. Это превратится в раздражающий фактор, потому что черные в свое лучшее время будут всегда матовыми, а не яркими и блестящими.

Все это, как мне кажется, можно отнести к здравому смыслу. Кроме самих заводчиков, разводящих печеночных Лабрадоров, я тоже считаю, что мы можем обойтись и без дальнейших исследований, как мы это делали в предыдущие годы.

Но относительно мнения, что Лабрадор – черная собака, возможно, что это было много лет назад, но, увы, никто не может утверждать это сейчас.
OSCAR/OLVEN
OSCAR/OLVEN

Сообщения : 1337
Дата регистрации : 2009-08-29
Откуда : Новороссийск

Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения